В 1707 году с Указом Петра I “О сыске беглых в донских городках” от 6 июля т.г. на Дон из крепости Азов прибыл с военным отрядом князь Юрий Долгорукий. К своим обязанностям князь отнесся с особой ретивостью, «выжигая огнем и мечем» поселения не только «беглых крестьян», но и укрывавших их казаков. Ущемление древних войсковых вольностей и своеволие Долгорукова послужили причиной вооруженного восстания, переросшего в гражданскую войну между лояльными российскому правительству казаками и сторонниками прежних порядков. Это столкновение и последующее подавление мятежа обескровили Дон, «поставив его на колени» перед неизбежностью упразднения «вольницы» и присоединения к России.

В 1728 г. для сыска беглых на Дон прибыл генерал-майор Тараканов, но по ходатайству Войска указом от 9 сентября 1728 г. было повелено сделать высылку только из тех, которые пришли на Дон после 1710 г. Организация депотации была возложена на войсковое руководство, которое в скором времени отрапортовало в Петербург: “… при всем желании беглых на Дону не сыскано”.

Между тем, по нашему мнению, было бы несправедливо возводить причину зарождение «сыскного дела» на Дону только к необходимости выявления и высылки из региона крестьян, нарушивших нормы крепостного права и незаконно покинувших места своего постоянного проживания в великорусских губерниях. Ведь в Войско среди прочих «беглых» мигрировало большое количество уголовных преступников, скрывающихся от российского правосудия. Жили они в глухих местечках края, периодически совершая разбойные нападения на донских черкасс (выходцев из Малороссии) или даже казаков. О том, как боролись с подобными преступными проявлениями вплоть до создания на Дону регулярных органов правопорядка повествует история, изложенная в ежемесячном историко-литературном журнале «Дон» №6 за 1887 г. «В 1737 г. войсковой старшина Сидор Никифорович Себряков, “объявил” казаку Евдокиму Сидорову, чтобы тот донес войсковому атаману о том, что в “пустовых” медведицких юртах объявились разбойники… Себряков, по своей “верной должности просил дабы о поимке таковых, по сбору надлежащей команды, ему определено было и предложено войсковой грамотой руководство ею”. Получив такое донесение от казака Сидорова, войсковой атаман немедленно отправил Сидору Никифоровичу грамоту следующего содержания: “предлагается сею нашей войсковою грамотой, чтоб ты с получении сей нашей грамоты для поимки разбойников со всех медведицких станиц хоть по сту и более числом конных, и оружейных казаков из отставных или выростков годных собрал, и всякими мерами с оную командою старался оных разбойников переловить, и ту воровскую разбойничью партию искоренить, и что чиниться и учинено будет, и сколько числом будет с медведицких станиц к себе для выше писанного соберешь, о том обо всем почасту рапортовать к нам в Черкасск неотлагательно, а чтобы в отправлении по требованию твоему из станиц казаков были станицами послушны и отправляли бы без всякого замедления, о том при всем наша войсковая грамота, и как сия наша войсковая грамота тобою старшиною Себряковым получена будет, и тебе учинить по сей нашей грамоте непременно. Писано в Черкасске 11 июля 1737 г.” Через некоторое время старшина Себряков докладывал в Черкасск “…милостью Божьей дело свое уже окончили, а впредь ежели, где прослышу хотя единого человека по силе предложенным вашим войсковым грамотам в поимке таких злодеев буду со всякой прилежностью иметь старание дабы искоренить их до основания».

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.