По обычному войсковому и станичному праву большая часть преступлений наказывалась “позором” или штрафом. Приговоренный к “позору” избивался в казачьем кругу дубинами и всем, чем попало, сажался в клетку, сделанную из частокола и поставленную около станичной избы, “забивался в колодку” и т.д. При штрафовании у виновного в пользу общины конфисковывалось все личное имущество. В ряде случаев позорящие и штрафующие наказания применялись одновременно, это приговор назывался “бить и грабить”. “Битье” считалось более тяжким имуществом, чем лишение имущества, поскольку он почти всегда заканчивалось грабежом. Грабеж же мог применяться и без избиения. Злостный нарушитель войсковых норм мог быть лишением гражданских прав: его разрешалось “век бить и грабить и суда ему в Войске не будет”. Фактически это наказание означало изгнание из общины.

За совершение не тяжких общественно опасных деяний виновных били плетьми, розгами, кошками. Основной целью наказания по обычному войсковому праву являлось устрашение - “чтоб другим не повадно было”.

“Те из граждан, которые были наказываемы в кругу за проступки, лишались всегда права голоса между гражданами и назывались пенными, т.е. опороченными, штрафными. Они были как бы лишены покравительства законов: суда им не было, и их всяк мог беззаконно бить и грабить. Но восстановить свои гражданские права, уничтожить на себе общественную пеню, они могли во всякое врем: стоило им сделать только какое-либо отличие13.”

В период между Войсковыми Кругами исполнительная и военная власть сосредотачивалась в руках Войскового атамана, в помощь которому выбирались два есаула. Выборы Войскового атамана и есаулов проводились ежегодно. Общественные избранники в течении года отвечали за сохранение войскового порядка и общественного спокойствия, исполняя решения Войсковых Кругов. Атаман обязывался пресекать междоусобную вражду, “миря ссорящихся казаков”, защищая обиженных и т.д. Гражданские полномочия Войскового атамана были ограниченными рамками решений Войскового Круга и общественным самоуправлением станиц. Он являлся организатором выполнения наказов высшего казачьего совещательного органа, верховным арбитром и гарантам внутреннего спокойствия, но многие вопросы внутреннего самоуправления решались независимо от его мнения. В случае военной опасности его полномочия до созыва Войскового Круга значительно расширялись.

С воцарением на российском престоле Петра I и утверждением абсолютизма Войско было ограничено в автономных правах и лишено многих привилегий: в 1700 г. царь приказал собираться на Войсковом круге только станичным атаманам, а с ним двум выборным от станицы старикам (начало выборов старикам, прозванных затем подписными); в 1706 г. казаки получили запрет на освоение новых земель и основание станичных городков без Высочайшего разрешения; в 1716 г. сношения Российского государства с Доном были перешли в ведение только что созданного Сената; в 1718 г. избранный казаками Войсковой атаман впервые был утвержден в этой должности царской грамотой; в 1721 г. Высочайшем указом Войско Донское было передано в ведение Военной коллегии, а Войсковой Круг перестал играть роль высшего органа власти (со временем превратился в учреждение для “выслушивания царских указов” и получения царского жалования); с 1723 г. Круг лишили права избирать походных атаманов, а с 1754 г. – войсковых старшин. Все полномочия Войскового Круга перешли к компетенцию Войскового атамана, который сделался ответственным лицом (чиновником) пред центральным правительством.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.