Вместе с тем Войско Донское по-прежнему в пределах Российской империи сохраняло особый правовой статус, в последующем каждый раз подтверждаемый вновь восходящими на императорский престол монархами. В течение еще длительного времени большинство общеимперских нормативных актов являлись, не обязательны для исполнения на территории Войска, если в них прямо не предписывалось, что они распространяют свое действие, кроме прочего, и на Войско Донское. Большая часть таких указов и царских грамот воспринимались Донским правительством в основном к сведению и, как правило, не исполнялась. В таких случаях в Войске продолжали действие более ранние предписания, в которых прямо упоминалось, что они имеют силу на территории Войска Донского. В этой связи в начале ХIХ в. императором Александром I было высказано особое мнение в отношении Комитета, разрабатывающего Положение “Об управлении Войском Донским”, что “… когда в каком-либо указе не сказано ясно, что оный распространяется и на Войско Донское, то надо руководствоваться прежде отправленными предписаниями, специально предназначенными для него”14.

Такие условия применения закона в пространстве определили отчужденность Войска почти на весь ХVIII в. от процессов создания полицейских подразделений на основании общеимперских Высочайших повелений. В донских землях процесс образование правоохранительных структур пошел по собственному самобытному, отдельному от остальной России, пути.

Реформирование казачьего уклада, как было показано выше, в начале ХVIII в., предопределило повышение роли атамана в войсковых делах. В его руках сосредоточились все бразды правления казачьими общинами, одновременно возрастала его ответственность перед центральным правительством. Ведь условия абсолютиского политического режима требовали более жесткого управления всеми звеньями государственного аппарата. Борясь за сохранение некоторой независимости от центра для проведения самостоятельной внутренней политики, атаман начинает искать поддержку казачьей элиты, с одной стороны, с другой стороны, он активно привлекает к управлению внутренними делами войсковую старшину, видя в ней прочную опору и поддержку своим делам.

По утверждению дореволюционных исследователей “старшина среди донских казаков выросла и развивалась постепенно. Уже с половины ХVII века “казаки стали не те: появилось богатство, а с ним роскошь и честолюбие”. Люди, отличавшиеся умом, смелостью, распорядительностью, мало по малу подчиняли себе остальных и захватывали власть в свои руки, образовав из своей среды знатных людей…”15. Звание старшины в начале принадлежало всем, отслужившим срок выборным Войсковым атаманам. Поскольку в Великом войске Донском не было писаных законов и применялись нормы, заимствованные из обычного общинного права, то постоянно возникала необходимость в людях, знающих обычаи, которые становились бы советниками при войсковом атамане. Эта роль отводилась бывшим войсковым атаманам – войсковым старшинам16.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.