Соединение судебной, исполнительной и законодательной власти в одном учреждении - это особенность, присущая большинству государственных и местных органов управления тех лет. При разработке проекта создания нового войскового учреждения ставилась задача отделения управления воинской частью, которое сосредотачивалось исключительно в руках Войскового атамана, от гражданской части, все решения, по которой стали приниматься коллегиально, а не единолично атаманом (как было ранее). Тем не менее, некоторые исследователи донской истории оценивали совершенные преобразования с долей критики: “Гражданское Правительство имело важный недостаток, что в нем были смешаны власть судебная и исполнительная; равно соединены были в одном присутствии дела уголовные, гражданские, хозяйственные, полицейские и проч. ”41 Гражданское правительство назначало сыскных старшин (с начала 80-х г. XVIII в.– сыскных начальников). В его компетенцию входили вопросы укрупнения, разукрупнения округов Войска, изменениях их границ, создания, уничтожения Канцелярий сыскных старшин (с начала 80-х г. XVIII в.– Сыскных начальств).

В указе о создании Гражданского правительства предписывалось все дела решать “по генеральному во всем государстве установлению с соблюдением всех привилегий, данных оному войску”, т.е. на основании общеимперских законов, а не обычного права, как было в Войсковой канцелярии. Этот акт несколько приблизил правовой статус Войска Донского к губерниям империи, в уездах которых стали создаваться учреждения земской полиции.

С созданием высшего гражданского войскового органа самодержавие не пошло на санкционированную регламентацию деятельности низших звеньев управления казаками. В указе об учреждении Гражданского правительства ничего не упоминалось об упорядочении деятельности Канцелярий “старшин по сыску беглых”, которые продолжали свою деятельность без определенного центральным руководством правового статуса. В условиях экономического развития региона, расширения торговых отношений, стремительного роста населения казачьих городков, увеличения числа владельческих слобод и хуторов, социального расслоения общества управление несколькими станицами, уголовное преследование в отношении преступников, охрана общественного порядка и благочиния, рассмотрение тяжебных дел и т.д. было бы непосильной ношей для одного назначенного Войсковым атаманом чиновника – сыскного старшины. Поэтому в начале 80-х годах XVIII в. Канцелярии старшин по сыску беглых преобразуются по типу Нижних земских судов (уездный полицейский орган во главе с земским исправником в губерниях с общеимперским законодательством), действовавших в уездах губерний России. Новые окружные полицейский и судебные органы Дона получили название Сыскных начальств. “К четвертой ревизии не казачьего населения, производимой в 1782 г., на Дону было несколько сыскных начальств: Кочетовское, Цымлянское, Чирское, Калачинское, Казанское, Нижне-Донское, Верхне-Донское, Хоперское, Медведицкое, Бузулуцкое и пр.”42 Руководство ими возлагалось на Сыскных начальников, назначаемых Гражданским правительством. Кроме начальника в каждом начальстве присутствовало несколько сыскных старшин. В Нижних земских судах России подобные должности замещались помещиками по выбору уездного дворянства. На Дону из-за малочисленности последнего сыскных старшин “по представлению нескольких достойных людей Войска” на один-два года назначало Гражданское правительство из числа войсковых старшин. Рядовым казакам доступ в должности сыскных старшин был закрыт, последние фактически исполняли роль сословных представителей местной казачьей элиты. Штат нижних чинов Сыскных начальств оставался примерно такой же, какой был при Канцеляриях сыскных старшин и включал писарей, писцов и караульные команды.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.