Реформаторская деятельность Екатерины II и князя Потемкина во второй половине ХVIII в. привела к созданию в Войске трехзвенной системы правосудия. Все мелкие “судные” дела и тяжбы, возникавшие между казаками и лицами других сословий, первоначально решались в станичном суде, состоявшем из нескольких подписных стариков. Суд станичный производился в словесной форме и был устным (протокол судебных заседаний не велся). Если “тяжущиеся” были недовольны решением станичного суда, то они переносили свое дело в Сыскное начальство. Наконец, последней и самой высшей судебной инстанцией являлось присутствие Гражданского правительства, где на основе общеимперского законодательства решались дела наиболее важные, требующие подробного рассмотрения. Периодически в Войске практиковались также выездные судебные заседания по инициативе “заказчиков”. Институт “заказчиков” был создан для облегчения деятельности Правительства Войска, “чтоб тяжущиеся не ездили судиться в Черкасск”. В мае каждого года “судебное присутствие” выезжало в Усть-Аксай или Тузловский Красный Яр, где, к тому времени, собирались тяжущиеся, и разбирало все тяжебные дела и ходатайства, а равно производило осмотр казаков, неспособных к строевой службе44.

Большинство уголовных дел: об убийствах, кражах, поджогах, разбое, насилии, кровосмешении и проч., расследовались Гражданским правительством непосредственно, оно же выносило приговор. К обвиняемым в тяжких преступлениях разрешалось применять “пристрастный под битьем плетьми” допрос. Делами гражданскими, касающимися торговли и взыскания по векселям, ведал словесный суд при правительстве, состоявший из судьи, его помощника, письмоводителя и, кроме того, по инструкции Гражданского правительства от 27 апреля 1777 года №1350, предлагалось “в словесный суд избирать из отставных всем городским станицам, собравшись в одно место, по пяти стариков, с рядовичами”45.

В городе Черкасске проводились самые крупные с большим денежным оборотом ярмарки, на которые стекалось множества народа. Большая часть товаров доставлялась из средней России. Сюда привозились для продажи даже крестьяне из соседних губерний и невольники из Азии. Полицейские обязанности по охране общественного порядка на торгах, контролю за мерой весов, а также сбором налогов с купцов и пошлин с их товаров осуществлял войсковой базарный. На других ярмарках в станице Пятиизбянской, Урюпинской, Луганской и др. также назначались лица, ответственные за сохранение законности при торгах.

В последней четверти ХVIII в. в донских землях продолжало применяться обычное войсковое и станичное право, но после реформы войскового управления 1775 года от Гражданского правительства Войска Донского при вынесении приговоров по уголовным и “тяжебным” делам уже требовалась ссылка на нормы общеимперского законодательства. Все преступления, совершаемые “иногородними” и тяжкие преступления, совершаемые казаками, квалифицировались по Воинскому артикулу, Общему Уложению и др. общеимперским законам. В те временя смертная казнь “в куль да в воду” и подобные виды наказания уже не переменялись. Самым распространенным наказанием за уголовное преступление было битье плетями или кошками, отдача в годовую работу. Наказание в виде порки плетьми или кошками приводилось в исполнение на базарной площади “заплечным” мастером (или профосом из числа таких же преступников, которому за это платили денежное содержание или выдавали дополнительное довольствие). У казаков битье плетьми считалось привилегированным наказанием, побои же кошками или палкой считались оскорблением, выражающим призрения к наказуемому, поэтому этот вид наказания чаще всего применялся к иногородним и крестьянам. Достаточно часто виновных в тяжком преступлении приговаривали к тюремному заключению “на хлеб и воду”. Если преступление было особо тяжким, виновный заковывался в кандалы. Подсудимые никогда не приговаривались только к заключению, а обязательно подвергались к телесным наказаниям, отдавались в “каменную” годовую работу. В двух Черкасских тюрьмах: Никольской и Ивановской, каждая из которых была поручена особому тюремному старосте, кроме обычных осужденных содержались “повинные по службе, изловленные сектанты” и подследственные лица. Заключенные и осужденные находились в тюрьме целый день и только вечером под караулом их выпускали для вечерней прогулки и оправления естественных надобностей. До 1776 г. женщины и мужчины в тюрьмах содержались совместно и лишь позже было дано распоряжение содержать их раздельно. Женщин за совершение преступлений обычно отдавали для исправления в “прядильный дом”, где они проводили все время в работе.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.