Небратенко Г.Г. Институционально-правовая практика становления региональной власти в Землях Войска Донского на рубеже XVIII-XIX вв. // Региональная власть: политико-правовые аспекты реализации о осуществления / Под ред. док. юрид. наук, проф. П.П. Баранова; канд. филос. наук, доц. С.О. Беляева. – Ростов н/Д: Изд-во Южного федерального ун-та, 2007. – Т.2.

Институционально-правовая практика

становления региональной власти в Землях Войска Донского

на рубеже XVIII-XIX вв.

Формирование правоохранительных и карательных учреждений Дона на рубеже XVIII-XIX вв. было напрямую связано с процессом интеграции казачьих общин в состав Российской империи. Политика самодержавия на Дону в XVIII столетии была направлена на искоренение элементов казачьего самоуправления, создание соподчиненного Петербургу бюрократического аппарата, состоящего из войсковых старшин. Ограничение войскового самоуправления и изменение социального статуса казачества были явлениями, сопровождающими процесс становления административно-полицейского бюрократического аппарата Дона. На рубеже XVIII-XIX вв. данный процесс получил новый качественный толчок, во многом законодательно оформив механизмы региональной власти бюрократического и публичного типа, а потестарный инструментарий сохранился лишь на уровне отдельных казачьих общин – станиц.

В 1796 г. на российский престол взошел император Павел. В реализации внутренней политики на Дону было заявлено о возврате «древних казачьих порядков», действовавших до 1755 года. Первые распоряжения нового главы государства предписывали «искоренение на Дону злоупотреблений казачьей старшины и нововведений князя Потемкина». В рескрипте войсковому атаману от 6 июля 1797 г. говорилось: «…Что касается до вскрывшихся злоупотреблений и сделанных перемен кн. Потемкиным, то вам принадлежит первые искоренять и мне последних не опробовать, яко клонящихся всегда к истреблению общественного порядка вещей». Упоминающиеся в рескрипте злоупотребления действительно имели место. В конце XVIII в. произвол и беззаконие казачьей элиты приняли на Дону такой размах, что даже «Войсковое гражданское правительство» признавало нетерпимость создавшейся ситуации. Последнее поддержало просьбу войскового атамана Иловайского А.И. об изменении системы управления Войском Донским, с которой он обратился 1 апреля 1797 г. к президенту Военной коллегии Салтыкову Н.И.

В рассматриваемый период не только пришлое, но и казачье население находилось в большой зависимости от войсковых старшин, которые во всех отраслях управления захватили власть в свои руки. Старшины занимали должности в войсковом правительстве, сыскных начальствах или находились на военной, гражданской службе вне пределов Земли Войска Донского. К середине XVIII в. казачья старшина из выборных исполнителей казачьей воли превратилась в неконтролируемых народом чиновников, распоряжавшихся общественной собственностью. Поскольку Земля Войска Донского обладала некоторой автономией в рамках Российской империи, то и контроль над ее элитой был не так суров. Региональная власть на Дону сосредотачивалась у донского правительства, состоявшего из тех же старшин. В сыскных начальствах – территориальных представительствах правительства Земли Войска Донского все еще применялось обычное право.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.