Социальная напряженность усугублялась начавшейся в Землях Войска Донского в XVIII в. распашкой земель под посевы. Прибыльность этого занятия была очевидна, поэтому знатные и богатые казаки в ущерб остальному населению самозахватом, с ведома войскового или разрешения центрального правительства приобретали пустопорожние войсковые или даже юртовые станичные земли, поселяя на них неказачье население. «Впрочем, законная раздача свободных земельных угодий в собственность зависела от войскового атамана. Хотя, право на владение этими угодьями не было утверждено Сенатом, который четко придерживался законов Петра Великого, утвердившего на Дону лишь общинное землевладение. …Войсковой атаман мог отобрать земли частых владельцев, отведенные его предшественниками, тогда крестьяне самовольно уходили к другому богачу»1.

Искоренение злоупотреблений на Дону на рубеже веков во многом было сведено лишь к уничтожению Войскового гражданского правительства. Так, 6 ноября 1797 г. последовал сенатский указ «Об утверждении прежних постановлений в Донском Войске и о восстановлении Войсковой канцелярии». Указ объявили на вновь открытом Войсковом круге. С этого момента Войсковая канцелярия (образца 1755 г.) как исполнительный и совещательный орган приступила к работе. Возглавляемая Войсковым атаманом, она включала в себя всех наличных старшин Войска. В Канцелярию перешло большинство нерешенных дел, оставшихся после уничтожения прежнего правительства. Уголовные дела невойскового сословия, раньше рассматриваемые Гражданским правительством, передавались в Воронежское или Новороссийское губернские правления.

После восстановления прежнего донского правительства, изменился и правовой статус войскового атамана, которым в 1797 г. стал генерал Орлов В.П. Фактически атаман стал выполнять функции не только военного, но и гражданского губернатора. Д этого (с 1775 г.) гражданские (не военные) вопросы решались коллегиально: атаманом, двумя пожизненными и четырьмя ежегодно выбираемыми судьями.

Теперь должности внутреннего управления Земли Войска Донского замещались по назначению войскового атамана. По его воле «военные чиновники», находящиеся на внутренней службе в крае, могли быть отправлены в действующую армию (за исключением землемеров и их помощников, которых отправляли на военную службу только в качестве наказания за совершение тяжкого преступления, «беспросыпное» пьянство и т.п.), после соответствующего уведомления Военной коллегии.

Упразднение Гражданского правительства и воссоздание Войсковой канцелярии, увеличение власти войскового атамана, а также некоторое расширение власти органов станичного самоуправления – все это, по мнению законодателей времен Павла I, должно было искоренить имевшие место злоупотребления. Но возврат «к древним порядкам вещей» и реформа войскового управления не принесла желаемого результата, т.к. власть все так же всецело оставалась в руках войсковых старшин, бесконтрольно распоряжавшихся войсковыми делами и казной. «Если нельзя признать эту организацию войскового управления удовлетворительной, с преобладанием в ней чиновничества, то о сущности и объеме прав самого казачьего населения, о порядке управления казачьим населением за весь XVIII в. не могло быть и речи, из-за отсутствия точных законодательных постановлений... Поэтому приобретали особую ценность всякие указания, как вершить дела станицам»2.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.