Институционально-правовая парадоксальность модернизации региональной власти заключалась в том, что в указанный период вместо ослабления влияния войсковой старшины на самом деле осуществлялось упрочнение ее роли в жизни края. Так, указом от 12 декабря 1796 г. «О прекращении самовольного перехода поселян с места на место…» в собственность старшины были закрепощены 56 тысяч местных крестьян, еще четыре тысячи были записаны за станицами. Указ «в видах водворение порядка и утверждения в вечную собственность владельца» предписывал, чтобы «каждый из поселян оставался на том месте и звании, как он по нынешней ревизии записан будет». Некоторые старшины в одночасье стали крупными крепостниками, обладавшими сотней, а то и тысячей крестьян. Теперь дело оставалось лишь за законодательным закреплением за войсковыми старшинами земли на правах частной собственности. 22 сентября 1798 г. последовал Указ «Об уравнении чинов Войска Донского с регулярными войсками», который фактически предусматривал распространение на служивую старшину прав российского дворянства. Обладание войсковой старшиной крепостными крестьянами, поселенными на захваченных или приобретенных с одобрения войскового руководства хуторах, было узаконено центральным правительством, и на Дону появился класс землевладельцев-помещиков. Правоотношения между новоявленными помещиками-казаками и приписанными крестьянами с 1798 г. перешли в лоно крепостного права Российской империи. Эти изменения нарушили две основные «заповеди» обычного права казачества: равенство всех донцов и исключительное общинное пользование благами донской земли.

Продолжая исследование институционально-правовой практики становления региональной власти в указанный период, необходимо отметить, что с реформированием в 1797 г. войскового правительства, одновременно осуществлялась модернизация сыскных начальств. Последние с одной стороны являлись органами полицейского надзора, а с другой функционировали не на основе общероссийского законодательства, а на базе постановлений войскового правительства с учетом норм обычного права донских казаков.

«Важнейшей функцией сыскных начальств являлся контроль за деятельностью местных органов управления – станичных и слободских правлений. Они следили за проведением выборов, составлением списков малолетних, служилых и отставных казаков, дворян, проживающих в юрте станицы, ведением судопроизводства, исполнением законов и т.д. »3. В условиях засилья в присутственных местах войсковых старшин и отсутствия «писанного» законодательства применяемое обычное право к концу XVIII в. превратилось в инструмент беззакония власть имущих.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.