Если с 1775 г. от войскового правительства при вынесении «приговоров» по каким-либо вопросам требовалась ссылка на нормы общеимперского законодательства, то сыскные начальства по-прежнему в своей деятельности руководствовались партикулярной административной практикой вышестоящего начальства и обычным правом. Однако уже в конце XVIII в. Военная коллегия опубликовала указы от 30 декабря 1796 г. и 31 мая 1797 г. об осуществлении сыскными начальствами делопроизводства на основании императорских законов4. Руководствуясь этими указами на Дону была издана войсковая грамота от 11 декабря 1799 г., которая гласила: «…дела уголовные, межевые и т.д. должны решаться на законном основании, начальства при вынесении своих решений должны опираться на конкретную норму российского законодательства». Таким образом, уголовно-правовые и поземельные отношения вышли из области действия обычного права.

Реформа войскового управления, организованная Павлом I в 1797 г., в дальнейшем была продолжена его ставленником войсковым атаманом генералом Орловым В.П. Он, с целью упорядочения деятельности сыскных начальств, разработал специальную инструкцию от 21 сентября 1797 г. Этот документ являлся донским источником полицейского права, своего рода сводом уголовно-процессуальных и административно-правовых норм. Инструкция строго-настрого под страхом уголовного наказания увещевала чиновников начальств «осуществлять свои полномочия исправно с крайним расчетом и всегда прилежно, воздерживаясь от злоупотреблений, взяточничества и обид».

Издание войсковым атаманом Орловым В.П. инструкции для сыскных начальств и ограничение применения обычного права – далеко не все институционально-правовые преобразования региональной власти на рубеже веков. В целом реорганизация территориальных учреждений была направлена на юридическую регламентацию их деятельности. Особенно остро нуждались в регламентации правоотношений с сыскными начальствами станицы, обязанные выполнять все предписания вышестоящего начальства.

К 1800 г. стало ясно, что Войсковая канцелярия (образца 1755 г.) является в новых условиях малоэффективным учреждением, которое нуждается в дальнейшем переустройстве. Войсковой атаман на заседания Канцелярии приглашал старшин не общим списком, а по своим повесткам, причем они высылались не всем, а только лицам по усмотрению Сената. Само региональное правительство, принимая управленческие решения и вынося судебные приговоры, не всегда руководствовалось общероссийским законодательством. Поэтому указом от 11 июня 1800 г. в составе Войсковой канцелярии была введена должность войскового прокурора, на правах, предоставляемых губернским прокурорам. Войсковой прокурор надзирал за соблюдением законности на Дону.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.