Особо необходимо отметить не получившую широкого применения норму- запрет ограничений прав и свобод человека и гражданина, запрещающую осуществлять на территории Саратовской области тайный политический сыск, цензуру, создавать внесудебные органы и другие органы, чья деятельность направлена на попрание и ущемление прав и свобод человека и гражданина (ч.3 ст. 17 Устава Саратовской области). Аналогичная норма получила закрепление в п. 5 ст. 18 Устава Новосибирской области.

Одним из самых распространенных случаев ограничения прав и свобод человека и гражданина является введение чрезвычайного положения. Введение чрезвычайного положения предусмотрено федеральной Конституцией и некоторыми Основными законами субъектов Федерации. Чрезвычайное положение на всей территории РФ или в ее отдельных местностях вводится указом Президента Российской Федерации с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации (п.1 ст.4 Закона “О чрезвычайном положении” от 30 мая 2001 г.61).

Самостоятельные положения о введении чрезвычайного положения воспроизведены в конституциях республик Алтай (ст.67), Башкортостан (ст.68), Бурятия (ст.54), Дагестан (ст.54), Кабардино-Балкарской (ст.63-4), Карачаево-Черкесской республик (ст.53), Коми (ст.46), Марий Эл (ст.56), Северная Осетия (ст.56), Тыва (ст.2), Удмуртской Республики (ст.56), Хакасия (ст.52), уставах Амурской (ст.88), Воронежской (ст. 60), Курганской (ст. 133), Саратовской (ст.104), Тамбовской (ст. 91) и Томской (ст. 113) областей. Общими для большинства из них являются дозволения ограничивать права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным Законом РФ “О чрезвычайном положении”. Не являются редкостью для законодателей субъектов Федерации закрепление положений об установлении ограничений прав и свобод на основании собственных законов.

Так, в ч.3 ст.29 Конституции Республики Дагестан, ч.4 ст.37 Конституции Республики Тыва предусматривается возможность ограничения свободы мысли, слова, убеждений на основании закона республики в целях охраны частной жизни, личной, семейной, профессиональной, коммерческой или государственной тайны, общественной морали, а также свободы совести. В конституциях указанных республик предусматривается также ограничение совести и информации, которые, согласно Конституции РФ 1993 года (п.3 ст.56), ограничению не подлежат вообще.

Неадекватность закрепления норм об ограничении прав и свобод человека и гражданина в связи с введением чрезвычайного положения в Уставе Курганской области заключается в допустимости возложения на граждан и юридических лиц дополнительных обязанностей (ч.1 ст.133 Устава Курганской области). На наш взгляд, дополнительные обязанности могут быть предусмотрены лишь федеральным законом, а не правовым актом субъекта. Так, например, в исключительных случаях, связанных с необходимостью проведения и обеспечения аварийно-спасательных и других неотложных работ, осуществляется мобилизация трудоспособного населения и привлечение транспортных средств граждан для проведения указанных работ при обязательном соблюдении требований охраны труда (пп. “е”п.2 ст.13 Закона “О чрезвычайном положении”).

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.