Следует иметь ввиду, что не всегда при классификации то или иное право может быть безоговорочно отнесено именно к данной категории. Любое разделение прав на категории, в какой–то мере, условно. Так, свобода совести, вероисповедания, мысли и слова в определенных случаях могут быть отнесены к политическим правам66. Основное отличие политических прав от личных заключается в том, что личные права принадлежат каждому человеку, а большая часть политических прав и свобод принадлежит только гражданам государства. «Только личные права ограждают от незаконного вмешательства ту сферу жизни человека, которая регулируется не только и не столько правом, сколько иными социальными регуляторами – нормами морали, обычаями, традициями, правилами приличия, гостеприимства»67.

Целью всех обозначенных выше личных прав является возможность юридически оградить и защитить человека как высшую социальную ценность, сферу его личной свободы и личной жизни от любых посягательств. Своеобразие их состоит в том, что они очерчивают границы свободы человека через систему запретов любых действий государственных органов, общественных организаций, других лиц, которые были бы посягательством, незаконным вторжением в жизнь человека, ущемляли его честь и достоинство, препятствовали осуществлению законных интересов.

Самым естественным и неотъемлемым правом человека является право на жизнь. Без обеспечения права на жизнь нельзя говорить о любых других правах и свободах. Всеобщая декларация прав человека68 (ст.3) и Пакт о гражданских и политических правах69 (ст.6) закрепляют это право в качестве важнейшего.

Конституция РФ гласит:1) «Каждый имеет право на жизнь. 2) Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».

Специфика закрепления уставами краев, областей личных прав и свобод такова, что лишь Устав Курганской области (ст.27) закрепляет норму, практически тождественную конституционной. «Каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления».

Другие уставы не имеют ни подобных, ни аналогичных норм, не провозглашают и в то же время не отрицают существования права на жизнь и смежных с ним личных прав. Другое дело конституции республик. Так, конституции республик Башкортостан (ст.26), Бурятии (ст.18), Дагестана (ст.24), Ингушетии (ст.24), Кабардино-Балкарии (ст.31), Карачаево-Черкессии (ст.17), Коми (ст.21), Марий Эл (ст.20), Мордовии (ст.19), Удмуртии (ст.20), Хакасии (ст.16) (всего одиннадцать) содержат аналогичные либо тождественные нормы. Из названных имеет расхождения с Конституции РФ ч.2 ст.26 Конституции Республики Башкортостан: «Смертная казнь впредь до её отмены может применяться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни и только по приговору суда», как не содержащая формулировку “в соответствии с федеральным законом”.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.