Положение ст.19 Конституции требуется рассматривать в неразрывном единстве с предписанием ст.26 Конституции РФ, т. к. текст ст.26 является конкретизирующим по отношению к ст.19 Конституции, трактуемой как общая норма по отношению к частной. Путем закрепления этого права Конституция провозглашает свободу в области национальных отношений для своих граждан. Для того чтобы понять отношение современного регионального законодателя к национальной проблеме, необходимо проанализировать конституции республик, уставы краев, областей на предмет выяснения сути в них дискретных норм относительно права самостоятельно определять национальную принадлежность и права пользоваться родным языком. Норма с таким содержанием имеется на более высоком федеральном уровне: в тексте ст.26 Конституции РФ. Субъекты Федерации по-разному подходят к вопросу о необходимости правового регулирования национальной принадлежности и родного языка.

На уровне конституций республик положения ст.26 Конституции РФ нашли закрепление в конституциях большинства республик (двенадцати): Алтай (ст.35-36), Башкортостана (ст.35), Бурятии (ст.24), Дагестана (ст.31), Ингушетии (ст.34), Кабардино-Балкарской (ст.37), Карачаево-Черкесской (ст.23), Коми (ст.27), Удмуртской республик (ст.26), Мордовии (ст.25), Северной Осетии-Алании (ст.26), Хакасии (ст.22).

Специфика правового регулирования Конституции Республики Алтай по обсуждаемому вопросу заключается в наличии очень важных гарантий изложенной нормы. Дело в том, что 1) оскорбление национального достоинства преследуется по закону (ч.2 ст.35), 2) запрещается ограничение прав и свобод граждан по признаку не владения государственным языком (ч.2 ст.36).

В конституции всех вышеназванных республик включена норма о государственных языках. Государственными языками в них являются язык или языки своей республики и обязательно русский.

Помимо термина «государственный язык» в законодательстве субъектов Федерации используется термин «официальный язык». Возникает проблема разграничения названных понятий. Возможны два пути ее разрешения. Либо

понятия «государственный язык» и «официальный язык» синонимичны84, либо эти понятия рассматриваются не как синонимы. Подобной точки зрения придерживаются Ю.В. Трушкова и Л.Л. Аюпова, которые справедливо полагают, что «государственный язык» и «официальный язык» не тождественны в условиях Российской Федерации, ибо принципы ее национально – территориального устройства весьма специфичны85. Поэтому термин «официальный язык» используется Л.Л. Аюповой применительно к языковой ситуации в республиках Российской Федерации. Она считает, что официальный язык – это не язык государства в целом, а язык компактно проживающих этносов внутри полиэтнического социума.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.