Согласно Конституции России: 1) «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. 2) Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

Почти все республики89 включили в свои конституции нормы, тождественные процитированной. Ряд из них обладает своей спецификой.

Несоответствие нормы, закрепленной в Конституции Чувашской Республики федеральной, заключается в том, что аресту человек может быть подвергнут с санкции прокурора, что прямо противоречит ч.2 ст.22 Конституции РФ. Более 48 часов, - до 5 суток - до судебного решения лицо может быть подвергнуто задержанию в Кабардино-Балкарской Республике (п.2 ст.33 Конституции). Максимальный срок задержания не указан в Конституции Республики Хакасия, однако, формулировка «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются по судебному решению или случаях, установленных федеральным законом (ст.18) позволяет говорить о нём вполне конкретно – «не более 48 часов» (согласно ст.22 Конституции РФ).

Однако, самую вопиющую по причине несоответствия Конституции РФ норму, содержит Конституция Республики Тыва. В ст.36 Конституции в Республике Тыва допускается установление правовых оснований ареста, задержания, возможного насилия, другого жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания», как будто можно найти основания для попирания человеческого достоинства.

Особенность правового регулирования уставов краёв, областей заключается в том, что норма, аналогичная конституционной (ст.22) воспроизведена лишь в ст.29 Устава Курганской области.

Специфика закрепления норм о личной неприкосновенности в Уставе Новосибирской области состоит в признании личной неприкосновенности одной из высших социальных ценностей.

Законодатели иных краёв, областей отстранились от необходимости закрепления права о личной неприкосновенности, оставив тем самым правовой вакуум, незаполненный даже нормами о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайне, записью о которых также не стали обременять себя составители региональных основных законов.

Положение о неприкосновенности частной жизни закреплено в ст.23 Конституции РФ 1993г. и ряде конституций республик (Алтай (ст.31), Башкортостан (ст.29), Бурятия (ст.21), Ингушетия (ст.26), Кабардино-Балкарская (ст.34), Карачаево-Черкесская (ст.20), Чувашская (ст.50), Удмуртская (ст.23) республики, Мордовия (ст.22), Северная Осетия-Алания (ст.23), Тыва (ст.35), Хакасия (ст.19). Анализ названных норм позволил выявить ещё одно превышение региональным законодателем своих полномочий и, соответственно, нарушение федеральной Конституции. Речь идёт о Республике Башкортостан. Согласно ст.29 Конституции Республики Башкортостан ограничение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается не только в судебном порядке, как предписывает федеральная Конституция, но и на основании закона Республики Башкортостан.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.