По аналогии с данными законами в каждом федеральном законе следует стремиться определять единые стандарты, обеспечивающие защиту человека, его права и свободы на основе использования прогрессивных методов и средств, оптимальных форм деятельности. Универсальный принцип, действующий в данном случае, связан с соблюдением следующего требования: не должно ухудшаться правовое положение человека и гражданина, умаляться доступ к материальным и духовным благам, гарантируемым федеральным центром. В остальном свобода субъекта не должна ограничиваться.

Кроме того законотворчество субъектов Федерации по предметам ведения Российской Федерации, по нашему мнению, может быть предусмотрено договорами и соглашениями между субъектами Федерации и федеральным центром, но только в исключительных случаях. Статья 4 федеральной Конституции закрепляет приоритет федерального закона над договором. По твердому убеждения И.А. Умновой, «договоры и соглашения как правовая форма разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти должны использоваться как дополнительная форма в том случае, если федеральный закон явно недостаточен для урегулирования отношений»11.

При использовании договора (соглашения) в качестве правовой формы важно соблюсти следующее требование. Договоры (соглашения) не должны подменять или разрушать федеральное законодательство – ядро правовой системы и основу стабильности федеративного государства, они должны лишь содержать положения, обусловленные спецификой субъекта Федерации, с которым данный договор (соглашение) заключается.

В то же время Федеральный закон «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» от 24 июня 1999 года12 с изменениями и дополнениями от 20 мая 2002 года установил лишь одну форму реализации полномочий по предметам ведения РФ – принятие федеральных конституционных и федеральных законов (ст.11), признав, таким образом, невозможным передачу осуществления некоторых полномочий из сферы ведения РФ ее субъектам и их правотворчество в данной области. Однако нельзя упускать из вида, что здесь соотношение федерального и регионального законодательства характеризуется взаимным влиянием. Федеральное законодательство «дает правовые ориентиры и служит мерилом правовой ценности норм, принимаемых субъектами Федерации. Последние являются нормативным воплощением принципов, закрепленных федеральными конституционно–правовыми нормами13.

Итак, согласно ст.73 Конституции РФ ее субъекты обладают всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов.

Субъекты Федерации вправе опережающе законодательствовать по вопросам, отнесенным к сфере совместного правового регулирования и к ведению субъектов РФ. Данную правовую позицию неоднократно высказывал Конституционный Суд Российской Федерации.

Обновления:
22 октября 2015 года Уточнены персональные данные Г.Г. Небратенко.
12 октября 2012 года Внесены изменения на главную страницу, в семейную историю и в оформление сайта, который теперь относится ко всему роду Небратенок.